Разные бывают традиции Жанна Лабутина


Разные бывают традиции. И складываются они по-разному. В Софринской бригаде оперативного назначения Внутренних Войск России 7 апреля не случайно стал Днем памяти погибших воинов. Эта традиция сложилась не так давно, и стала данью нашему беспощадному и несправедливому времени. В этот трагический день, 7 апреля 1991 года, в Нагорном Карабахе, близ села Юхары-Джибикли, прикрывая отход своих подчиненных, погиб лейтенант Олег Бабак. Это была первая потеря бригады. Впоследствии, Олегу было присвоено звание Героя Советского Союза. Четыре года спустя, 7 апреля 1995 года из боя за селение Самашки в Чеченской республике не вернулись 11 бойцов бригады. Так определилась дата. Потом было еще много и боев, и потерь, и побед. Приходили и уходили, отслужив, новые поколения солдат, менялся, с годами офицерский состав, и только павшие на полях сражений бойцы, остались в бригаде навечно.

Солнечным днем 7 апреля 2002 года на продуваемом всеми ветрами плацу бригады молодые, только что призванные в ряды Внутренних войск, солдаты держат портреты погибших. Начинается перекличка. Голос ведущего называет их всех поименно, и тут же, отзывается второй: Пал смертью храбрых … Среди съехавшихся с разных концов страны жен, матерей, детей и отцов погибших ребят, то и дело сквозь слезы, слышны слова: –А наш, уже пошел? Вот, вот, сейчас! И снова слезы. Что осталось им? Зачем, этой безнадежно уставшей женщине из Арзамаса или Новосибирска эти проклятые Самашки? Вынашивая, выхаживая своего мальчишку, она слыхом, не слыхивала, ни о каком Ножай-Юрте или этих триста раз проклятых Старых Промыслах.

Мама Дениса Хрулева, Софья Михайловна приезжает в бригаду уже в третий раз. Ее двадцатилетний сын, вместе с сотнями, таких же, пацанов, погиб в конце декабря 1999 года, в Старопромысловском районе города Грозного. Думала, что отслужит сын, работать пойдет, – легче станет. Троих ребят растила одна. Трудно, ох, как трудно они жили все эти годы. Софья Михайловна даже в отпуске не была более 15 лет. Работала, даже несмотря на инвалидность. И все надежды на лучшее будущее были связаны у нее с Денисом, – единственным. Теперь сына нет, здоровья совсем не стало, дом рассыпается, трубы текут, батареи не греют, а администрация города Лукоянова, Нижегородской области, в помощи отказывает, за всякую малость, требует денег. А что может дать Софья Михайловна? За сына убитого государство ей пенсию в 400 рублей положило! А списку конца не видно.

–Андрей Цуркан! –Пал Смертью храбрых! Андрюша погиб там же, в Грозном, в конце декабря 99-го, когда бросили бригаду в бой без разведки, без артподготовки… Дальше произошло то, что должно было произойти: армейская колонна попала под шквальный огонь… Не зря, видно, командиры других соединений отказались вести своих солдат... Но ведь был приказ. Кто-то принимал это решение. Кто-то ставил задачу... Он не стоит сегодня на плацу рядом с матерями погибших ребят… Мама Андрея приехала сегодня с невесткой и внучкой из Арзамаса. Смогут ли они приехать сюда еще раз? Вряд ли! Уже сегодня каждый шаг матери Андрея дается с трудом. Пятерых на ноги поставила. Но разве боль от этого меньше? Да и время ничуть не лечит…

Один за другим, выходят бойцы, становятся вдоль всего плаца. А вот и последние потери: в Грозном, при разминировании фугаса, уже в середине марта 2002, погиб Фидан Акчурин призванный из далекой башкирской деревни Ургин, Зианчуринского района. Младший сержант Фидан Акчурин, стал 105 в этом скорбном ряду. Ах, как хочется верить собравшимся, что останется Фидан последним в этом страшном списке. А вот приехать в бригаду шестеро братьев и сестер Фидана вряд ли когда-нибудь смогут. Далеко. Да и дорого. Но чужих здесь нет. Все братья. И у тех, кто приехал, слез хватит на всех… Национальность тут не причем. Тут все НАШИ.

Холодно на плацу. Ветер гонит рваные облака, Жизнь продолжается. Командование войсковой части 3641 старается всеми силами облегчить жизнь осиротевших родителей. Узнав, об отказе в помощи матери Дениса Хрулева, заместитель командира бригады, Владимир Кузнецов дает поручение разобраться в произошедшем. Если понадобится, он обратится к командованию Внутренних войск, подключит депутатов. Долги надо платить. Для полковника Кузнецова вопрос не обсуждается. В прошлом году всем, приехавшим на День памяти матерям, командование бригады оказало материальную помощь, вручило продуктовые наборы. Мелочь. Ничто, по сравнению с потерей. Но матери и вдовы погибших солдат, не избалованы вниманием Родины, и потому, даже такая малость, становится бальзамом для материнского сердца. В этом году спонсоры как обычно накрыли в бригаде поминальные столы, купили цветы. А вот с индивидуальной помощью семьям погибших, что-то не получилось, хотя спонсоры обещали деньги подвезти. – Мы переведем все на ваши счета, – словно оправдывается полковник. Знает, как нелегко приехать в бригаду родителям его солдат.

Бригада прошла все горячие точки, принимая на себя первый удар. Вот вроде и война на спад идет. Как сложится судьба тех, кто пришел на смену? Какие дороги ждут их? Что ждет их матерей? Не придется ли им когда-нибудь стоять вот здесь на плацу в черном, рядом с сегодняшними вдовами и матерями? И кто вообще решает сегодня судьбу солдат нашей армии? Нашу судьбу. За период двух чеченских компаний, более 1200 софринцев были награждены боевыми орденами и медалями. 105 посмертно.

Жанна Лабутина, 2011 г.